Реклама:

ЗАКРЫТЬ

гостиницы, квартира посуточно ярославль, отели.
люминесцентная лампа филипс

 

На главную

 

Н.Кочакова. Афроцентризм в исторических исследованиях: да или нет?

 



Н. Б. Кочакова

(г. Москва)

АФРОЦЕНТРИЗМ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИСЛЕДОВАНИЯХ: ДА ИЛИ НЕТ?

 

Мой личный опыт знакомства с историческими исследованиями африканских ученых не позволяет мне назвать их афроцентричными по аналогии с “европоцентризмом” в науке, против которого африканцы неоднократно и подчас очень резко выступали в печати и на научных форумах. Главная тенденция африканской африканистики заключается в стремлении к африканизации африканской истории, реализуемом, в виду молодости африканской исторической науки, не всегда адекватно конечным замыслам и целям. Отмеченные тенденции — явление вполне закономерное. Но, разумеется, у этого процесса африканизации есть такие издержки и региональные особенности, которые необходимо иметь в виду при использовании достижений африканской африканистики в научных исследованиях и в качестве справочного материала.

Специфика развития африканской африканистики была во многом запрограммирована двумя факторами: уровнем культурно-исторического развития тех или иных регионов африканского континента в доколониальный период, во-первых; во-вторых, — специфическими формами исторического процесса в Африке в колониальный период.

Поэтому, выводы о характерных чертах африканистики, скажем, в ЮАР и других африканских странах с мощной прослойкой белого населения вовсе не обязательно распространимы на, например, англоязычные страны Западной Африки, в которых зачатки национальных историографий появились уже в конце XIX века1.

В развитии африканской африканистики просматриваются две фазы, два периода. Первую фазу можно датировать концом 50-х годов — 70-ми годами. Это был период подъема мировой африканистики в условиях завершения колониального периода, завоевания политической независимости и начала независимого развития стран Африки. Африканистика в целом в этот период характеризовалась следующими основными чертами:

1. Бумом африканских исследований. Они существенно, особенно в начале периода, главным образом западными учеными.

2. Появлением первых историков-африканцев, получивших профессиональное образование преимущественно в африканистских центрах Запада

3. Организацией университетов и центров африканских исследований в странах Африки.

4. Разработкой первых комплексных планов изучения истории Африки с упором на поиски и использование вербальных и невербальных африканских источников. Руководство этими планами осуществляли африканцы в тесном сотрудничестве с западными учеными. Во главе университетов и исторических кафедр встали африканцы, получившие образование в Европе и США. В конце 60-х — в 70-е годы появились также кадры африканских историков, получивших образование в СССР, но их было слишком мало, чтобы можно было говорить об их существенном влиянии на состояние африканской африканистики.

Главной задачей африканских историков этого периода была выработка африканского подхода к изучению и написанию истории Африки и активная оппозиция колониальной историографии, пересмотр оценок истории колониального прошлого народов Африки. Западные авторы в эти годы также отчасти следовали так называемому африканскому подходу — раскрытию роли африканцев как творцов африканской истории. Этот первый период в целом был характерен прогрессом во всех сферах африканистики и был отмечен буквально золотым дождем публикаций.

В известной мере связанное выше относиться и к отечественной африканистике 60-х-70-х годов, несмотря на то, что ее успешное развитие тормозилось объективными обстоятельствами — невозможностью для подавляющего большинства исследователей посещать Африку и западные исследовательские центры. Тем не менее, именно в эти годы формировались лучшие ее черты, в значительной степени утерянные в 90-х годах, а именно, уважение и внимание к историческим источникам, стремление к выявлению закономерностей, соотношения общего и особенного в историческом развитии народов Африки. В этот период российская общественность интересовалась Африкой, работы африканистов читались и обсуждались. Среди лучших, которые могли бы стать научной базой для дальнейшего развития, я бы назвала в первую очередь серию комментированных переводов и обзоров источников — арабских, китайских, хаусанских, бамбара, изданных под руководством Д.А.Ольдерогге2, античных и эфиопских3, монографии “Аксум” Ю.М.Кобищанова4, “Южная Африка: становление сил протеста” А.Б.Давидсона5, “Сонгайская держава” Л.Е.Куббеля6, написанных на основании филигранной обработки обширных комплексов источников. В качестве важных вспомогательных изданий следует отметить справочник “Население Африки”7 и “Этническая карта Африки” (составитель — Б.В.Андрианов)8, первое издание энциклопедического справочника “Африка” (отв. ред. И.И.Потехин)9, также коллективную работу “Нигерия: современный этап развития”10, содержащую образцовый анализ политического и социально-экономического развития крупнейшего государства субсахарской Африки, а среди научно-популярных изданий — “Африка еще не открыта”11 и “Африка: встречи цивилизаций”12. Разумеется, это лишь маоая часть добротных публикаций этого периода, и мой список не полон, и возможно, создает впечатление некоей хаотичности в выборе тематики исследований, но в действительности это был сознательный и вынужденный выбор, — отражение и порождение состояния отечественной, западной и африканской африканистики тех лет.

Второй важный этап в развитии африканистики — это 80-е –90-е годы. Целый ряд разнопорядковых факторов повлиял на состояние африканистики в этот период и среди них такие, как:

Снижение интереса к изучению Африки за ее пределами.

Завершение процессов африканизации африканских государств, инфраструктуры науки и образования, научно-преподавательских кадров.

Сокращение европейского т рост афро-американского культурного влияния в Африке.

Разочарование в результативности моделей развития Африки по западному пути.

Изменение источниковой базы африканских исследований.

Два последних фактора, как представляется, оказали наибольшее (прямое и косвенное) воздействие на африканскую африканистику, которая к этому времени обрела свою собственную идеологию апологетики традиционных ценностей и неприятия вестернизации как синонима общественного прогресса для народов Африки. Признав, что попытки воплощения в жизнь западных теорий развития привели не столько к социальному и культурному прогрессу, сколько к деградации традиционных (и неотрадиционных) африканских обществ, африканцы выдвинули идею общественного прогресса для Африки — через возрождение традиционных ценностей, через возврат к обществу, основанному на традиции. При этом под традицией стало пониматься нечто гораздо более широкое, чем обычай, аспект культуры или даже традиционная культура в целом; скорее, имеется в виду традиционный мир во всей его целостности.

Тенденция к неумеренному расширению понятия традиционных культурных ценностей создает опасность односторонней апологетической интерпретации африканскими учеными африканской истории и цивилизационных процессов, что и проявляется в большей или меньшей степени в ряде исследований.

В свою очередь, изменение источниковой базы не менее, если не более радикально повлияло на специфику исследовательского подхода африканских ученых к истории и культуре их народов, а также на мировую африканистику в целом.

Как известно, еще в недавнем прошлом в мировой исторической науке подлинной историей человечества считалась лишь та, которая подкреплялась письменными источниками, а дописьменный период прошлого человечества считался “доисторическим”. “Понятно, — писал по этому поводу Л.Е.Куббель, — что мы не можем согласиться с таким произвольным разрывом единого всемирно-исторического процесса”13. Продолжая его мысль, следует признать, что игнорирование главного африканского исторического источника — устной традиции, означало бы по крайней мере, на современном этапе развития исторической науки отказ от попыток реконструкции доколониальной истории народов субсахарской Африки.

Процесс “африканизации” исторических источников ведет начало с конца 50-х годов. Первыми, кто заговорил о необходимости опоры на африканские источники и, в первую очередь, признания устной традиции полноправным историческим источником для воссоздания подлинной истории народов Африки, т.е. реконструкции ее с “африканских позиций” были нигерийские историки К.О.Дике и С.О.Биобаку, которые (в сотрудничестве с западными африканистами) разработали первые планы комплексного изучения до колониальной истории народов эдо и йоруба14. Однако лишь с конца 70-х — 80-х годов можно считать, что тенденция к африканизации источниковой базы стала господствующей, тем более, что к этому времени была практически исчерпана старая источниковая база, основу которой составляли письменные источники и небогатые данные археологических раскопок последних лет. Академический постулат о делении народов на “исторические” и “неисторические” был отвергнут и западными учеными. Ян Вансина заявил, что давно уже пора перестать увековечивать врожденное презрение грамотных по отношению к неграмотным и ввел понятие “цивилизации устного слова”15, в качестве базовой характеристики доколониальных африканских общностей.

В эти годы возрос интерес к сбору и обработке устной традиции, достоверность которой, однако, не всегда подвергается должному критическому разбору. В Африке расширился круг ученых, специализирующихся на записи и изучении мифов, легенд, сакральных песнопений и формул, а также устных свидетельств о культуре и историческом прошлом. Ввиду сакрального характера некоторых видов устной традиции, она объявляется африканцами более точной и достоверной, чем письменные источники на том основании, что на хранителя традиции и ее сказителя налагается ритуальный запрет за искажение текста.

Для современного этапа также характерен интерес к разработке невербальных источников, а именно: изучение, пересмотр и интерпретация символики изобразительного искусства, в частности, символов власти. Изучаются различного рода ритуалы на предмет извлечения исторической информации. Немногочисленные археологические раскопки проводятся в комбинации с этнологическими исследованиями на местности. Наиболее показательным в этой области и наиболее результативным был международный проект “Долины Нигера”17, осуществленный под эгидой Франции с привлечением африканских специалистов. Естественно, что в подобного рода проектах важное место принадлежит африканскому ученому, носителю местных культурных традиций. И когда африканский археолог пишет, что только африканец может адекватно интерпретировать раскопки древнего святилища, то трудно не согласиться с ним.

Подводя итоги, главным достижением современного этапа африканской африканистики следует признать начало создания базы данных африканских источников, позволяющей заглянуть в доколониальное прошлое африканских народов, а его главным недостатком на сегодняшний день — почти полное отсутствие концептуальных обобщающих работ о доколониальном периоде и тенденцию к мифологизации африканской истории. Конечно, можно называть афроцентризмом некритическое отношение к традиционным африканским культурным ценностям, но если это помогает населению огромного континента в деле сохранения своей самобытности и самоуважения, то не разумнее ли не столько критиковать “африканский подход”, сколько приветствовать новое явление истории второй половины XX — начала XXI века — рождение африканской африканистики?

 

1 См. подробнее об этом: Кочакова Н.Б. Историки-африканцы в английских колониях Западной Африки в XIX в. Национальные историографии Нигерии и Ганы. // Историческая наука в странах Африки. М. 1979, стр. 84-154. Она же. Некоторые проблемы африканской историографии (60-е — 70-е годы) // Народы Азии и Африки. М. 1977, № 6, стр. 176-189

2 Арабские источники VII-X веков по этнографии и истории Африки южнее Сахары. М. –Л., 1960; Арабские источники X-XII веков по этнографии и истории Африки южнее Сахары. М.-Л., 1965; В.О.Вельгус средневековых китайских известиях об Африке и некоторых вопросах их изучения. // Африканский этнографический сборник, VI. М.-Л., 1966 (ТИЭ, новая серия, том 90), стр. 84-103, Он же. Страны Мо-линь и Ба-са-ло (Лао-ба-са) в средневековых китайских известиях об Африке: — Там же, стр. 104-121; Он же. Известия о странах и народах Африки и морские связи в бассейне Тихого и Индийского океанов. (Китайские источники ранее XI в.) М. 1978; Хаусанские тесты из собрания Краузе. // Прил. к кн. Ольдерогге Д.А. Западный Судан в XV-XIX в.в., М.-Л., 1960, стр. 139-243; Токарская В.П. История имама Самори. // Африканский этнографический сборник, V. М.-Л., 1963 (ТИЭ, новая серия, том 76) стр. 190-199; Она же. Рассказы о гриотах (тексты на языке бамбара) // Африканский этнографический сборник, VI. М.-Л., 1966 (ТИЭ, новая серия, том 90), стр. 25-35

3 История Африки. Хрестоматия. Сост. Берзина С. Я., Куббель Л.Е. М., 1979

4 Кобищанов Ю.М. Аксум. М., 1966

5 Давидсон А.Б. Южная Африка. Становление сил протеста. М., 1972

6 Куббель Л Е. Сонгайская держава. М., 1974

7 Андрианов Б.В. Население Африки. (Этностатистический обзор). М., 1964

8 Андрианов Б.В. Карта народов Африки (с пояснительным текстом). М., 1960

9 Африка. Энциклопедический справочник. Т. 1-2. Отв. ред. Потехин И. И. М. 1963

10 Нигерия. Современный этап развития. М., 1978

11 Африка еще не открыта. (Отв. ред. Кобищанов Ю.М). М. 1967

12 Африка: встречи цивилизации. (Отв. ред. Мириманов В.Б.). М.,1970

13 Куббель Л.Е. Послесловие. // Археология Центральной Африки. М., 1988, стр. 205

14 Vancia J. Oral tradition and its methodology.// General history of Africa. Vol. I, UNESCO, California, 1981, p. 142

15 Agbaye-Williams B. Archaeology and Yoruba oral tradition // African Notes, Ibadan, 1987, vol. XI, № 1, p. 23

16 Vallees du Niger. Paris, 1994

 

* * *

The author marks out two periods in African studies: from the end of the 50-es to the end of the 70-es, the 80-es and 90-es. The first period is characterized by the progress in all spheres of African studies, a number of publications, complex studies of African history, using oral and unverbal sources. The second period was characterised by reducing of interest for Africa outside of continent, bringing down of European influence. It was also characterized by rising of Afro-American one, by the processes of africanisation of native scholars in Africa and definitive changes of data base (from literal sources to oral tradition and unverbal sources : art, rites etc.). The author points out some negative tendencies in native African studies: inclination to some particular problems, a small number of generalized works and aspiration for myphologisation of history.

 


Предыдущая статья     Оглавление      Следующая статья

 

Библиотека Африканы
New Publications
январь 2001

image0.jpg (16743 bytes)

Евроцентризм и афроцентризм накануне ХХI века:
африканистика в мировом контексте

Материалы конференции,
Москва, 2000