Реклама:

ЗАКРЫТЬ

Заказать онлайн настольные игры для детей 3 4 лет на нашем сайте.

 

На главную

 

Виктор Солкин. "Дом золотой богини"

«Дом золотой богини»
Виктор Солкин, Журнал «Новый Акрополь» № 6(13), 1999 год

Отдохнув немного, паломник припал грудью к земле и долго молился. Потом встал, взял в руки медную колотушку и постучал в ворота. Мощный звон прокатился по всем дворам, отдался эхом от толстых стен храма Хатхор и пронесся над пшеничными полями, над крышами крестьянских мазанок, над серебристыми водами Нила, где слабыми вскриками ответили ему разбуженные птицы.
Наконец за воротами послышался шорох и кто-то спросил: кто нас будит?
— Раб божий Рамсес, — ответил паломник.
— Зачем ты пришел?
— За светом мудрости.
— Какие у тебя на это права?
— Я получил посвящение в низший сан и во время больших процессий в храме ношу факел.
Ворота широко отворились. На пороге стоял жрец в белой одежде. Протянув руку, он медленно и внятно произнес:
— Войди. И когда ты преступишь этот порог, да ниспошлют боги покой твоей душе и да исполнятся желания, которые ты возносишь к ним в смиренной молитве.
Паломник припал к его ногам, а жрец, делая какие-то таинственные знаки над его головой, прошептал:
— Во имя того, кто есть, кто был и будет... кто все сотворил... чье дыхание наполняет мир зримый и незримый и кто есть жизнь вечная...»*
_______________________________________________
* Бореслав Прус. Фараон. - М., 1993, с. 227-228


Богиня Хатхор. Кедр.
IV в. до н. э.Нью-Йорк,
музей Метрополитен

За окном царит глубокая ночь. На столе стоит маленькая бронзовая масляная лампа. Та самая, которую я осенью привез из Каира. На фитиле едва теплится крохотное пламя. Хорошо знакомые строки «Фараона» Пруса сливаются в непонятные сочетания букв. Отложив книгу, я понимаю, что эхо последних прочитанных слов все еще звенит в моем сознании, сменяясь образами, словно проступающими сквозь песок пустыни: я вновь и вновь, подобно тысячам паломников древности, возвращаюсь в Дендеру.
Раннее утро в Луксоре. Полтора часа в дороге, и мы, минуя небольшой городок Кена, переезжаем по мосту на западный берег Нила. Именно здесь находится знаменитый храм богини Хатхор. В древности это место называлось Иунет та нечерет — «Незыблемая земля Богини». Греки, пришедшие в Египет вместе с Александром Македонским, упростили имя города до Тентирис, которое перешло в арабский язык как «Дендера».


Пронаос храма
Хатхор. Дендера



Храмовый комплекс Хатхор, известный еще с III тысячелетия до н. э., несколько раз перестраивался. Каменные блоки с именами великих царей Древнего Египта — Аменемхета III, Тутмоса III — были положены в основание здания, воздвигнутого в I тысячелетии до н. э. при наследниках Александра Великого, Птолемеях, и их преемниках — римских императорах. Вновь возведенный храм действовал на протяжении пяти веков. К счастью, время пощадило Дендеру: перенесенные римлянами на восточный берег торговые фактории «потянули» за собой городских жителей. Но «обитель богини» не была разрушена, избежав судьбы многих святилищ древности.
За монументальными воротами открывается храмовый двор. Каждая «хаторическая» капитель первых шести колонн пронаоса — крытого колонного зала, передняя часть которого открыта ласковым лучам утреннего солнца, — выполнена руками древних мастеров в виде четырех великолепных ликов богини. Нижние части колонн соединены небольшими стенками, отделяющими внутреннюю (сакральную) часть храма от проникновения профанного мира. Каждая огромная колонна — это каменное подобие систра, священного музыкального инструмента Хатхор, мелодичный звон которого сопровождал пение храмового хора.

Пробудись, пробудись в мире, в мире возрадуйся!
О, Хатхор, госпожа Дендеры, от сна в жизнь пробудись!
На заре поднимаются боги, восхваляя ежедневно Пробуждающуюся,
Владычицу, восстающую из вод океана предвечного!

Ибо ты, мир в небесах вновь творящая,
Наполняешь всю землю золотом, вновь рожденная,
В Восточных горах Госпожа воссиявшая,
В утесах Западных покой нашедшая,
В Дендере еженощно спящая.

О, Хатхор, Госпожа Дендеры, Око Ра, неба Владычица,
Над всеми богами властвующая. Великая,
Могучая, в сердце ладьи своей восседающая,
Пробудись в мире! Да будет умиротворенным твое пробуждение!
Госпожа Дендеры, женского сердца Владычица, Прекрасноликая;
Да будет умиротворенным твое пробуждение!


Так гласят строки гимна, когда-то исполнявшегося жрицами Хатхор на восходе солнца пред ликом богини в святилище.

Дочь солнечного божества Хатхор, почитавшаяся египтянами как идеал женственности, материнства, именовалась «Золотой госпожой любви». С древнейших времен ей, госпоже Дендеры, были посвящены бирюза и малахит, а также копи на Синайском полуострове, где добывались эти полудрагоценные камни. Зеленый и голубой считались у египтян цветами вечной жизни, которой повелевает дочь Ра. «О ты, шагающая так широко, — обращается к Хатхор древний поэт, — сеющая изумруды, малахит и бирюзу, словно звезды, когда цветешь ты, цвету и я, цвету, подобно живому растению...» Обитающая в стволе священной сикоморы богиня дарует жертвенную пищу и священную воду душам усопших, странствующим на пути в царство Осириса. Только вкусив даров Хатхор, души могут достичь своей цели. Испив священной воды, они обретают знание тайн загробного мира, но уже не могут вернуться к своей земной форме. Заботливая мать Хатхор в образе коровы, своего священного животного, шествует по зарослям тростника, указывая путь истины заблудшим душам, питает божественным молоком фараона, своего сына.


Хатхор, рождающаяся в Солнечном диске.
Рельеф из крипты храма в Дендере

Однако в гневе милостивая богиня становится беспощадной. Принимая облик львиноголовой Сехмет, повелительницы войны и ярости, насылающей на землю мор, бедствия и катаклизмы, она превращается в символ неотвратимости наказания за ритуальные грехи, ложь, предательство. Беспрестанно преследовала она людей, восставших против вселенской гармонии Маат, установленной богом Ра. Умиротворенная мудрыми сказаниями Тота и Шу, опьяненная священным пивом с добавлением красного минерала диди, богиня с триумфом возвратилась из далекой африканской страны Бугем, куда удалилась в гневе. С возвращением Хатхор вселенная вновь вернулась к извечному порядку, а необычайно сильный, но милостивый паводок Нила означал, что «Золотая» умиротворилась и согласилась стать супругой бога Хора, повелителя Эдфу. Это событие, происходящее в Дендере на двадцатый день нового года, стало с тех пор для египтян общенациональным праздником. Плодами союза Хатхор и Хора Эдфусского стали Хор Шематауи — крылатый символ объединенного Египта и младенец Ихи — бог музыки, искусства, столь любимого его великой матерью.

При рождении каждого человека около его матери незримо присутствует богиня в образе своих воплощении — Семи Хатхор Семь Хатхор отпугивая от младенца силы зла звуками систров и тамбуринов предсказывают его судьбу. В каждый дом может явиться богиня в гневе приняв облик Семи Стрел Сехмет болезней бед и несчастий расценивавшихся египтянами как наказание за грехи и ложь.


Душа Хатхор. Рельеф
из крипты храма в Дендере

Само имя богини «обитель Хора» представляет госпожу Дендеры как великую предвечную богиню бескрайнего неба в котором парит священный сокол. Связь Хатхор с небом подчеркивается и обилием астрономических изображении в ее храме Восемнадцать колонн пронаоса символизируют собой не только систры но и предвечные «опоры неба» потолок зала украшен сохранившими и по сей день свой цвет образами планет важнейших созвездий знаков зодиака иллюстрациями рассказывающими о прохождении ладьи бога солнца через двенадцать часов дня и двенадцать часов ночи. Огромные фигуры богини Нут персонифицирующей само небесное пространство обрамляют плывущие в вечности ладьи Осириса — Ориона, Исиды — Сириуса и других небесных божеств Рожденных Нут диск утреннего солнца своими девятью лучами освещает эмблему в виде лика Хатхор изображенного в форме иб (сердца) — символа Святая Святых храма в Дендере.

Центральный проход ведет через небольшой гипостиль (второй колонный зал) к святилищу храма Капители шести колонн малого колонного зала выполнены в виде цветов лотоса и папируса из которых появляется четырехликая Хатхор владычица всех сторон света Зал символизирует предвечные заросли тростника выросшие в начале творения Из бутонов священных растении родилось на свет Солнце зримая форма души Бога Предвечного а вместе с ним и его золотая дочь Гипостиль храма в Дендере всегда находился в полумраке освещенный лишь масляными лампами и играющими на обитых золотыми листами колоннах скупыми пучками дневного света который проникал через специальные световые люки. Первозданная темнота еще раз напоминала о воплощенных в парных божествах силах окружавших тайну мироздания ночь (Герех и Герехет) мрак (Кук и Каукет) извечный хаос (Нун и Наунет) бесконечность (Хух и Хаухет) и сокровенное (Амон и Амаунет). Полутьма говорила и о великих таинствах которые совершались совсем рядом — в Святая Святых.

Святилище или как его называли египтяне Сет Урет («Великое Место») это не просто центр всего комплекса и место где располагалась статуя божества. Это храм внутри храма сакральный центр микрокосма символ предвечного холма земли появившегося в начале творения обитель Божественного Духа сошедшего для воссоединения со своим рукотворным изображением Святая Святых Дендеры посвящено двум основным аспектам единого принципа женского божества восточная часть Хатхор а западная Исиде. Именно этим богиням царь подносит на рельефах украшающих стены жертвенные чары — молоко, священные воду и вино благовония, лотосы, систры и другие ритуальные эмблемы. Поднося божеству статуэтку Маат воплощающую в себе принцип локальной гармонии, царь тем самым восстанавливает космическую гармонию ибо «сердце богини Маат возлюбило его и она возносится к богам в вечности» воссоединяя локальный и вселенский миропорядок провозглашая новое торжество вселенной над изначальным хаосом.


Хатхор и царь. Рельеф
из гробницы Сети I.
Фивы. XIII в. до н. э.

Храм становится воплощенным подобием «идеального мира» распространяя посредством молитвы и ритуала благодать божества на всю землю. Однако исполнение церемонии возможно только при соблюдении максимальной точности как в священнодействии так и в расчетах при сооружении храма. Тексты святилища восхваляют царя строителя не столько за богатство и грандиозность творения сколько за следование канону сакральной архитектуры только в этом случае в строительстве храма будут участвовать сами боги и он станет не просто моделью космоса а живым организмом поддерживающим миропорядок:

«Хвалы Богу Благому... сыну Ра, владыке диадем... возлюбленному Исидой великой, Матерью Бога, Оком Ра, Владычицей неба, Госпожой всех богов. Воздвиг он Дом Великой, подобен он горизонту небес... «Обитель-Систра-сешешет» (т. е. — Дендера. — В. С.) задумана царем Верхнего и Нижнего Египта, руками его воплощена, шнур для обмера ее держал он вместе с богиней Сешат. Украсил он «Обитель-Бьющей-в-Тамбурин» вместе с Птахом — работой, превосходной в вечности. Четыре угловых камня фундамента установлены Величеством бога Хнума, и Тот отдавал распоряжения, говоря: «Высота совершенна, ширина точна». Все устроено... согласно словам тайным Сиа (бога мудрости. — В. С.), согласно тому, что сказали ему предки об этом. Стены храма покрыты словами душ божественных, вырезанными великолепно, золотом на две трети защищенными, расцвеченными. Облик его подобен лучам солнечным, и Сириус в небесах сияет напротив его святилища... [Вот, говорит] Госпожа душам божественным, что окружают ее, спутникам Величества своего, что рядом с ней: «Идите за мной и возрадуйтесь со мной в святилище...» Она парит, как богиня Мут во главе своей Эннеады, сердце ее воссоединяется со статуей ее... Она молит Ра за город свой в щедрости своего сердца...»

Помимо наоса (ковчега для статуи Хатхор) в святилище также располагалась и священная ладья богини. Выполненная из кедрового дерева, золота и других посвященных госпоже Дендеры материалов, священная ладья изображена на одной из стен Святая Святых храма. Нос и корма ладьи были украшены эгидами — скульптурными головами Хатхор, обрамленными усех (богатыми ожерельями). Эгиды магическим образом защищали образ богини, покоящийся в укрытом тончайшими тканями наосе, который находился в центре корабля. На носу ладьи в сопровождении Маат, под охраной стоящего сфинкса Туту (грозного божества, ослепляющего своим взором всех недоброжелателей дочери Ра) царь подносит Хатхор сосуды со священным молоком.

Раз в год (во время праздника Нового года) статуя Хатхор, а также и другие образы богов, почитавшихся в храме, выносились на солнечный свет. Жрецы помещали статуи в особую очистительную часовню — уабет, которая располагалась недалеко от святилища. Внутренняя часть уабет отделена от остального храмового пространства специальными стенками. Две колонны, увенчанные ликами Хатхор, поддерживают потолок, украшенный фигурой богини Нут, рождающей утреннее солнце. Здесь, среди священных эмблем и даров, рукотворные статуи богини проходили специальное ритуальное очищение, чтобы быть достойными к приятию Божественного Духа. После очищения по лестницам, расположенным в стенах храма, статуи выносились на крышу комплекса и помещались в специальном киоске. Изображенная на каждой из двенадцати хаторических колонн киоска, грозная гиппопотам Исида Хесамут, символизируя двенадцать месяцев года, звенит систром, прославляя воссоединение Хатхор с благодатными лучами своего великого отца. Торжествующее солнце, вновь победившее в «ночь Ра» (последнюю ночь старого года) силы тьмы, противостоящие извечному движению цикла Жизни, наполняет энергией своих божественных лучей статуи богов, храм, всю вселенную, которая возносит Богу благодарственные молитвы:

«...Фивы в празднестве, Гелиополь в радости...
Небеса и земля в ликовании.
Воспеваем Бога великою, Амона-Ра, Господина престолов Обеих Земель...
Аромат Его окружает море Средиземное,
Небеса и земля полны Ею красотой,
Омытые золотом лучей Его...»


«Окаменевшие лучи солнца...»
Окно храма в Дендере

Благодаря мастерству древних скульпторов солнечные лучи словно окаменели, проникая внутрь храма через узкие щели окна, и превратились в рельефные образы Солнца, Луны, ветра и в крылатые души ба богов, которые разлетаются по помещениям. Во главе душ — соколица с головой Хатхор — душа самой госпожи «Земли Незыблемой».

Однако самые сокровенные божественные образы, символы и изображения никогда не покидали специально предназначенных для них помещений — крипт. Храм Хатхор насчитывает пятнадцать обнаруженных к настоящему времени крипт, расположенных в три яруса. Эти тайные помещения были полифункциональными: помимо хранения сакральных предметов они служили святилищами для особых тайных церемоний. На стенах крипт запечатлены важнейшие теологические аспекты культов Хатхор, Иеиды, Хора Шематауи, Осириса; здесь же сохранились уникальные изображения ритуалов, празднеств, культовых образов божеств с точнейшими указаниями размеров и материалов, из которых они были выполнены. Так, в одной из крипт показана статуя Хатхор в облике птицы с человеческой головой, увенчанной традиционной короной богини — рогами и солнечным диском. Текст рядом уточняет: «Хатхор, госпожа Дендеры, которая в обители своей: солнечный диск из золота, из дерева она обработанного; высота: один локоть, три ладони, один палец». Большое внимание уделялась описаниям особо сакральных материалов, таких как, например, «черная бронза».

Легенды гласят, что именно в Дендере было положено начало почитания и другой великой египетской богини — Исиды, «Великой матери Бога». Именно в «Земле Незыблемой», согласно текстам, родила богиня неба Нут любимейшую и величайшую из своих дочерей — супругу Осириса и мать Хора. На месте, где произошло это таинство, был построен небольшой храм Исиды. Он расположен чуть южнее храма Хатхор. От святилища, возведенного в IV веке до н. э., практически ничего не осталось. Вернее, сохранилась самая важная его часть — огромная «ложная дверь», через которую храм посещала из иного мира сокровенная сущность богини. Сохранившийся рельеф показывает «мать небесную» Нут, восседающую на специальном стуле для родов. Ее поддерживают две богини с головами коров — священных животных Хатхор. Амон и Шу протягивают символы вечной жизни к новорожденной Исиде.


Великие Души Осириса, почитающие солнце. Дендера


Основные таинства, связанные с культами Исиды и Осириса, проходили в специальных шести «осирических капеллах», находящихся на крыше храма Хатхор. Три капеллы, расположенные на западе, носили имя «Обитель Исиды Шентаит», а возведенные на востоке назывались «Обитель жизни Подобий». Именно здесь проходили с 12-го по 30-й день месяца Хойак (середина октября — середина ноября) священнодействия, основной целью которых было новое ежегодное возрождение Осириса. Убитый своим братом Сетхом и возрожденный к жизни вечной магией и силой любви Исиды, Нефтиды, Хора и Анубиса Осирис на всем протяжении существования древнеегипетской цивилизации был великим символом непрерывности процесса жизни, веры каждого в посмертное очищение и надежды на возрождение.

Тексты осирических капелл Дендеры дают точное описание способов изготовления иосвящения фигур «прорастающего Осириса». Это были особые объемные изображения божества, наполненные благодатной египетской землей и зернами пшеницы, проросшие ростки которых символизировали победу бога над смертью. Сохранились детальнейшие описания самих подобий Осириса, перечни богов, которые незримо участвуют в процессе изготовления божественных образов, наименования священных символов, использующихся в ритуалах и, наконец, календарный указатель к таинству, совмещенный с его подробным описанием. После освящения нового подобия бессмертного бога его предыдущий образ с почестями погребался в специальном храмовом некрополе или в гробнице усопшего царя.

На стене одной из комнат изображены божества, участвующие в священнодействии: гончары Хнум и Птах-Татенен восседают на большом ложе в виде льва. Рядом с ними великая богиня Шентаит (воплощение Исиды), дождавшись полночной тьмы, взвешивает на весах «зерно золотое», дабы соблюсти сакральную пропорцию при сотворении подобия Осириса. Боги всех номов Верхнего и Нижнего Египта подносят Исиде сосуды с очищающей водой из всех священных источников страны. Семьдесят семь богов стоят на страже, оберегая богиню от сил зла «от сумерек до зари».

Сотворенное подобие Осириса боги помещают в огромный саркофаг, символизирующий тело богини Нут (его матери) из которого он должен вновь родиться. «О, Осирис, мать Нут — обитель твоя, — гласит текст, — живот ее — защита для зародыша твоего, вырастит она кости твои... вскормит она тебя в форме земной, как родила тебя в мир в Фивах». На крышке саркофага изображен сокол Хор Неджитеф — «Хор Защитник-Отца-Своего» — наследник Осириса, согласно традиции, повергший Сетха к подножию престола отца. Рядом восседают плакальщицы — Исида и Нефтида. «Горят веки ее от слез, глаза ее плачем наполнены», — гласит надпись, начертанная около Исиды. Сама госпожа «Земли Незыблемой» Хатхор в виде двух своих воплощений поддерживает тела Осириса и Сокара (древнего бога Мемфисского некрополя, ипостаси Осириса). Все сакральные символы, все силы стихий и души вселенной присутствуют при таинстве возрождения Бога.


Дерево жизни, растущее из гроба Осириса.
Рельеф из Капеллы Шентаит в Дендере

С триумфом возвращается к жизни Осирис — «Великий Владыка Прекрасного Запада». Рядом с ним показаны эмблемы его культовых центров — Абидоса и Бусириса. Тридцать четыре священные ладьи совершают триумфальное плавание по водам священного озера Дендеры, освещенного светом 365 светильников — «дней года».

Великое царство владыки мира загробного Осириса показано виньетками из «Книги мертвых» в одной из капелл. Шумящие гигантские хлеба «Полей Иалу» (египетского рая), великие врата царства и их стражи, угрожающие ножами грешным душам, — вся сакральная география мира запредельного была запечатлена здесь посвященными в таинства мастерами, работавшими под руководством жречества.

На потолках капелл выполнены изображения небесных божеств, планет и созвездий. Особое внимание здесь уделено богине Нут, матери Осириса и Исиды, великой защитнице всех умерших. На потолке капеллы 2-восток когда-то был помещен и знаменитый Дендерский зодиак, находящийся, к сожалению, в настоящее время в парижском Лувре. Это не единственный круглый египетский зодиак, однако он по праву считается самым красивым. Небесное пространство поддерживается четырьмя богинями — «опорами небес». У внешнего края зодиака фигуры тридцати шести деканов составляют его внешний «круг»; в центре плиты расположены северные созвездия: Исида Хесамут, воплощающая в образе бегемотицы Большую Медведицу, «звезда бога Ра» Божественный Лев, богиня Селкет. В промежутке между северными созвездиями и деканами изображены созвездия юга и собственно знаки зодиака.

Завершающие церемонии празднеств возрождения Бога проходили во дворе, расположенном на крыше храма между западными и восточными капеллами Осириса. На заре 26-го Хойака здесь проводился ритуал оживления сокола Сокара-Осириса, уходящий своими корнями в глубокую древность. Согласно изображениям, мумифицированный сокол оживал под лучами утреннего солнца и облетал стены «Земли Незыблемой». Под звуки тамбурина Исиды в жертву Осирису приносили красного быка, который своим цветом символизировал поверженного Сетха. Все боги Египта почитают возродившегося Бога, в то время как Тот, сжимая в руке свиток папируса, читает заклинания из «Книги Защиты Божественной Ладьи», призванные уничтожить Сетха и его сторонников во время путешествия Осириса из Дендеры в Абидос. Вся вселенная оживает, видя торжество Осириса, жизнь которого стала причиной для щедрого паводка Нила. В присутствии четырнадцати божеств, «поднимающихся» по стертым веками каменным ступеням на верхнюю террасу крыши храма, Тот водружает на стебель папируса Око Хора Уджат — залог бессмертия жизни богов и всего космоса.


Священное озеро заросшее пальмами


Помню, мы остановились недалеко от священного озера, заросшего пальмами, у внешней стены храма: перед нами, запечатленная в камне, стояла сама Клеопатра, сопровождающая на молитву в храм к Хатхор своего сына Цезариона. Ее лик, изуродованный римлянами, видел поколения и поколения людей: египтян, греков, римлян, арабов, европейцев, которых притягивал сюда Источник Мудрости. Одни с благодарностью черпали из него, другие, чувствуя его нетленность, в ярости безумцев бросались на испещренные иероглифами камни с киркой и саблей.
К вечеру редкие в Дендере туристы исчезли. Храм Хатхор розовел в мягких лучах солнца. На западе, в бесконечных песках Ливийской пустыни готовилось умереть солнце, чтобы вновь родиться, спустя ночь, на востоке, подчиняясь установленному богами вечному круговороту жизни нехех. Смолкли птицы и на несколько мгновений воцарилась прозрачная, хрупкая тишина...