Реклама:

ЗАКРЫТЬ

Деревянные окна цена подробности на сайте.

 

На главную

 

Смертоносный сын президента

 

Смертоносный сын президента

В Мозамбике нашли и осудили убийц журналиста

Виктор КОВАЛЕНКО, КИЕВСКИЙ ТЕЛЕГРАФ, 24 февраля - 2 марта 2003 №6(148)
"Репортер" ("Новый канал")

От 23 до 28 лет лишения свободы получили шестеро некогда уважаемых граждан Мозамбика в результате трехгодичного расследования убийства известного журналиста Карлоса Кардозо. Судебный процесс вынес на поверхность сенсации: в "мокром деле" оказались замешаны отставные чиновники, влиятельный бизнесмен, банкир, а также сын президента страны.

45-летний Карлос Кардозо был застрелен в служебном автомобиле, когда вечером 20 ноября 2000 года возвращался домой. Машину остановили посреди улицы и выстрелили ему в лицо. Погибший имел репутацию принципиального журналиста, освещавшего социальные и экономические проблемы Мозамбика и призывавшего правительство найти пути их решения. Он издавал и редактировал ежедневную газету "Метикал". В небольшой африканской стране Мозамбик функционируют четыре телеканала (из которых один принадлежит государству) и семь радиостанций (шесть из них являются частными). Среди ежедневных газет популярностью пользуются "Натисиаш" (издается в Мапуту) и "Диариу де Мосамбик" (издается в Бейре). "Метикал", желая поднять свой рейтинг популярности, взялась расследовать скандал об исчезновении 14 миллионов долларов из Коммерческого банка Мозамбика в 1996 году. Карлос Кардозо нашел документы, опубликовал имена высокопоставленных чиновников, влиятельных бизнесменов, виновных в банкротстве банка, и потребовал суда над ними.
Журналист сообщил, что в 1996 году ряд чиновников во главе с известным бизнесменом Аибом Абдулом Сатаром накануне приватизации Коммерческого банка Мозамбика открыли счета в одном из его филиалов. В течение нескольких месяцев на их счета были выписаны десятки фальшивых чеков, по которым из банка исчезло около 14 миллионов долларов.
Полиция арестовала причастных к убийству, но никто из задержанных не признавался. Резонансное дело два с лишним года пылилось на полках прокуратуры, и лишь случайное признание одного задержанного вызвало цепную реакцию разоблачений. Прошлой осенью неожиданно заговорил один из исполнителей — дос Мануэль Фернандес. Он сознался в причастности к убийству и заявил, что вместе с друзьями убил журналиста за вознаграждение в 50 тысяч долларов и по просьбе... Нимфина Чиссано — сына президента Мозамбика. Сенсационное признание привело к громкому скандалу. Прокуроры открыли уголовные дела против "фигур первой величины": президентского сына, в прошлом генпрокурора страны, Нимфина Чиссано, и экс-министра промышленности Мозамбика Октавио Матембы.
Почему именно на этих людей пало подозрение следователей? Ответ лежал на поверхности.
Через неделю после первого признания на судебном заседании в Мапуту младший брат вышеупомянутого бизнесмена Момад Сатар также сознался, что участвовал в убийстве журналиста. По его словам, сын президента однажды попросил его выписать четыре банковских чека с пустыми графами имен и фамилий на общую сумму в 50 тысяч долларов. Момад Сатар сделал это за подписью Нимфина Чиссано от имени его фирмы "Экспрессо турс" 23 ноября 2000 года — как раз на следующий день после убийства журналиста Кардозо. Затем по настоянию президентского сына отдал чеки бизнесмену с сомнительной репутацией Анибалу дос Сантосу-младшему, который, как стало известно, был непосредственным организатором расстрела. Обвиняемый уверил правоохранительные органы, что был всего лишь посредником при передаче денег и передавал их для развития бизнеса Сантоса-младшего — торговли автомобилями. Но когда причастных к расправе арестовали, дос Сантос-младший как бы между прочим признался доверчивому компаньону, что чеки предназначались для оплаты услуг наемных убийц и что посредник тоже причастен к "мокрому делу".
Пока шел суд, главному подозреваемому дос Сантосу-младшему 1 сентября 2002 года удалось сбежать из тюрьмы. Накануне Нового года генеральной прокуратуре Мозамбика стали известны обстоятельства побега — из показаний офицеров полиции, причастных к этому событию. Газета "Нотисиаш" сообщала, что генпрокурор Мозамбика Джоахим Мадейра пообещал сделать достоянием гласности детали допросов и допустил, что следователи зададут вопросы и министру внутренних дел Алмерино Манхенье. Именно он, по словам сознавшихся полицейских, распорядился отпустить главного подозреваемого. Министр внутренних дел отверг возможность выдачи незаконного служебного распоряжения, и его "дело" как бы зависло в неопределенности. Но его 11 подчиненным не избежать уголовной ответственности.
Спустя 60 дней, предписанных законом для добровольного возвращения беглеца, который скрылся в Южной Африке, судья Аугусто Паулино закончил разбирательство дела и за организацию убийства, его оплату и угон автомобиля убитого дал дос Сантосу-младшему срок заочно. Судья назвал его "обычным преступником", который защите адвоката предпочел бегство.
Бывшему банковскому менеджеру Висенту Рамая и известному бизнесмену Аибу Абдулу Сатару инкриминировали, что они "заказали" Кардозо, хотя они все отрицали. Однако вина их была доказана, и их осудили на 23 года тюремного заключения. Момад Сатар как исполнитель убийства получил 24 года лишения свободы. Стрелявшие в журналиста дос Мануэль Фернандес и Карлитос Рашид Кассамо — по 23 года лишения свободы. А главный организатор — Анибал дос Сантос- младший осужден на 28 лет и 6 месяцев заочно. Столь большой срок преступникам присужден в связи с обвинением еще и в покушении на водителя, которому чудом удалось выжить.
Не последнюю роль в восстановлении справедливости сыграли показания близкого друга погибшего журналиста Альбано Сильвии. Он поведал судьям, что Кардозо стало страшно, когда он узнал о злоупотреблениях мозамбикской семьи Сатаров. До того как журналист сообщил о преступлениях этой семьи, пресса Мозамбика практически в один голос отзывалась о ней положительно. Более того, Кардозо был максимально осторожен: о хищении денег он написал лишь тогда, когда в марте 2000 года в парламенте бывший глава Коммерческого банка Эниас Комич публично обвинил сына президента в причастности к разорению данного учреждения. "Человек, написавший об истинном лице семьи Сатаров и управляющего банком Винсенте Рамая, разрушивший их преступные схемы присваивания денег с благословения генеральной прокуратуры, оказался очень неудобен для них", — заявил на суде друг погибшего журналиста.
Сын президента Нимфин Чиссано решил не ждать, когда его вызовут, и сам явился в суд как ответчик. Он отверг какие бы то ни было деловые и личные контакты с подпольным финансистом Момадом и сказал, что виделся с ним лишь однажды. Но Момад заявил, что доказать его вранье и причастность к убийству проще простого! Для этого стоит прослушать запись последних разговоров Нимфина по сотовому телефону. Момад намекнул, что накануне вояжа в суд Чиссано-младший звонил с мобильного ему в камеру. Таким образом, следствие в отношении президентского сына продолжается.
Отец Нимфина — Жоаким Чиссано — лидер Мозамбика с почти абсолютной властью, которая зиждется не только на конституционных полномочиях (он президент и премьер), но и на народном почитании. Первый раз он правил страной в течение девяти месяцев еще в 1974 году после свержения колониального режима португальцев. Тогда его как одного из лидеров Фронта освобождения Мозамбика (ФРЕЛИМО) назначили премьером переходного правительства. 25 июня 1975 года была провозглашена Независимая Народная Республика Мозамбик во главе с президентом, которым стал председатель Фронта освобождения Мозамбика Самора Машел. Вновь к государственному рулю Чиссано-старший вернулся после гибели Машела в авиационной катастрофе в октябре 1986 года. Авторитет отца, по общему мнению, вряд ли распространится на сына и спасет его от ответственности. Демократия, несомненно, утверждается в этой африканской стране.

Вернуться на главную